Обладатели Грэмми Godsmack заявили в альбоме о новой эпохе рок-героев

Хотя название этой команды – Godsmack переводится как «кара божья», для ее основателя Салли Эрна она, скорее, стала долгожданным подарком судьбы. Он мог бы окончательно сломаться и бросить музыку после череды неудачных опытов, но что-то внутри заставило его удержаться на плаву. Группа появилась на свет в 1995 в Бостоне. Ее участники до сих пор нежно любят родной город (даже ник у Салли в интернете – «плохой маленький бостонский мальчик»), но они давно вырвались за его пределы, завоевали несколько Грэмми, Billboard Music Awards и множество других крупных наград, стали одними из самых кассовых американских артистов, а их пластинки приобрели статус золотых и платиновых. Треки со свежего альбома «When Legends Rise» крутятся на радио по всему миру, в том числе и в России. Пользуясь случаем, «МК» поговорил с Салли о новой работе, превратностях пути и о его работе над саундтреком к фильму «Царь Скорпионов».

— Салли, расскажи, какие амбиции были у тебя в самом начале, когда ты только решил собрать группу?

— Точно не такие, как у 18-летнего юноши (смеется). На самом деле все это история — какое-то чудо для меня. Всю жизнь я был барабанщиком: впервые взял в руки палочки в 3 года, и все это продолжалось до 27. Я переиграл в огромном количестве групп, кавер-бэндов, и в 1993 присоединился к панк-метал команде Strip Mind. Этот момент стал переломным. Мы были молодыми, абсолютно бесшабашными, не понимали, что делаем, так что история не имела никакого смысла и была обречена на провал. Мы разругались, я ушел, а меньше чем через год коллектив окончательно развалился, уничтожил сам себя. У меня было очень депрессивное состояние, и мне казалось, что я долгие годы бился в закрытые двери. Я думал о том, что с меня хватит: мои сверстники поднялись по карьерной лестнице, у них были свои дома, машины, а я ночевал в комнате в баре сестры. И я решил завязать с музыкой. Перестал играть, отрезал волосы, пошел на «нормальную» работу.

Меня хватило на год, и я стал снова задумываться о том, чтобы заняться музыкой. Позвонил нашему общему с сестрой другу Робби Мерриллу. Я знал его как классного бас-гитариста, он меня – как хорошего барабанщика. Я сказал ему: «Тебе 30, мне 27. Мы, конечно, оба во многом разочаровались, но почему бы не собрать команду и не попробовать записать несколько песен просто в качестве эксперимента. У меня готовится кое-какой материал». Он согласился. Мы быстро нашли гитариста, а вот вопрос с солистом оставался открытым. Оказалось, легче подобрать ударника, и тогда я принял решение взять роль фронтмена, вокалиста группы на себя. У нас не было никаких особых ожиданий, чаяний, мы просто делали то, что нравится, и постепенно все стало органично складываться. Начались концерты, мы стали двигаться вперед.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *